ОЛЬГА БАШМАЧНИКОВА: КАК ЗАДЕЙСТВОВАТЬ ПОТЕНЦИАЛ МАЛЫХ ФОРМ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ, ЧТОБЫ НАКОРМИТЬ СТРАНУ 30.04.2022

Большой вклад в обеспечение населения продовольствием по доступным ценам сегодня вносит малый сектор сельского хозяйства. Это фермерские, а также личные подсобные хозяйства граждан. Овощи, картофель, молоко и молочная продукция, мясо –эти экологически чистые продукты могут быть на столах граждан и по доступным ценам.
Согласно данных Росстата КХФ и ЛПХ вместе производят 78% картофеля, 72% овощей, 44% молока, 62% мяса крупного рогатого скота. Доля только КФХ в производстве зерна составляет сегодня 30,3%, подсолнечника 36%. При этом объем производства товарной продукции в сегменте может быть значительно увеличен. Для этого, необходимо провести серьезный анализ бизнес-среды, в которой функционируют крестьянские (фермерские) и личные подсобные хозяйства, выявить проблематику и начать устранять существующие проблемы.

Остановить выбытие

Количество фермерских хозяйств за последние 10 лет уменьшилось практически в 2 раза. Предварительные данные микропереписи 2021 года подтверждают тот факт, что количество КФХ сокращается, при этом существующие хозяйства увеличивают объемы производства. Систематическое снижение количества крестьянских (фермерских) хозяйств на протяжении длительного периода времени наблюдается вне зависимости от существующих видов поддержки. Значит, есть этому свои причины и неразрешенный спектр проблем, которые становятся барьерами на пути к развитию.
Даже ежегодное создание новых ферм не компенсирует общее сокращение КФХ, а только незначительно его уменьшает. Так в 2021 году при создании 13,7 тысяч новых фермерских хозяйств, общее снижение КФХ за год составило 14 тысяч. Таким образом, несложно посчитать, что за год из деятельности выбыло почти 28 тысяч хозяйств.
Таким образом, сегодня важнейшая задача именно остановить выбытие или сохранить существующие малые бизнесы.
Для того, чтобы составить дорожную карту по устранению негативных факторов, приводящих к переходу из КФХ в ЛПХ или остановке деятельности сначала необходимо рассмотреть структуру крестьянских (фермерских) и личных подсобных хозяйств. Она неоднородна. Есть крепкие растущие хозяйства, которые интегрированы в рынки и работают с финансовыми институтами, а есть маленькие хозяйства с небольшими земельными участками. И проблемы, с которыми сталкиваются хозяйства в каждой группе разные.
Поскольку подробных результатов микропереписи 2021 года еще нет, целесообразно опереться на данные всероссийской сельхозпереписи 2016 года, которая содержит развернутые данные, необходимые для понимания протекающих процессов. Очевидным является тот факт, что 2016 год не может полностью отражать реалии 2022 года. Однако, за период с 2006 по 2016 годы тенденция снижения КХФ так же прослеживалась и вероятнее всего, процессы протекающие в данном десятилетии, можно экстраполировать на современные реалии.
Итак, ВСХП-2016 показала существование 174,8 тысяч КФХ, представленных различными по размеру бизнеса хозяйствами. Срез анализа, проводимого Всероссийским институтом аграрных проблем имени Никонова, выделил следующие целевые группы:

Первая группа – малоземельные хозяйства - 50,5 тысяч хозяйств или 44% всех КФХ, владеющие в среднем по 14 гектаров земельных площадей. По сравнению с ВСХП 2006 года данная категория значительно уменьшилась. В 2006 году хозяйств такого размера было 172 тысячи! Здесь очевиден переход из КФХ в ЛПХ. При этом какой- то процент хозяйствующих субъектов полностью ушел из сельхоздеятельности.

Вторая группа – классические или средние семейные фермы - 47 тысяч хозяйств или 41% всех КФХ в среднем по 240 га, имеющие 1-2 работника. Количество данных хозяйств также уменьшилось по сравнению с 2006 годом (было 53 тысячи), однако укрупнился средний размер земельного участка. Также, очевидно, снижение количества участников данной группы. Причины могут быть разные. Какие-то хозяйства могли вырасти и попасть в другую категорию, однако в следующей по размеру категории также наблюдается уменьшение участников.

Третья группа - укрупненные семейные КФХ - 13,1 тысяча хозяйств или 11,3%, владеющие в среднем по 860 га и имеющие 4-8 работающих, количество субъектов данной группы также уменьшилось (в 2006 году было 22 тысячи), а размер участка увеличился практически в 2 раза. Здесь за 10 лет возможен переход как в более мелкую группу, так и в группу более крупных предпринимателей. Однако в последнюю не могло перейти более 2 тысяч. Отсюда, становится очевидным, количество субъектов перешедших в более мелких предпринимателей больше.

Четвертая группа – семейные корпорации – 5 тысяч хозяйств (или 4%, владеющих в среднем 3800 гектарами, (их количество увеличилось с 3 тысяч и земельный участок вырос с 900 га земли)

Снижение количества хозяйств произошло во всех трех группах, таким образом, что свидетельствует о том, что 85% КФХ находятся в зоне риска.

Безусловно, существуют факторы риска снижения доходности общие для всех сельхозтоваропроизводителей. И здесь запас финансовой прочности играет наиважнейшую роль с одной стороны, доступ к дешевым ресурсам и гибкость в формировании себестоимости производимой продукции - с другой.

Так для всех производителей важными являются меры сохранения финансовой устойчивости. В этой связи, интересен опыт Республики Саха (Якутия) - в программу финансового оздоровления скотоводческих хозяйств в 2020 году из 192 участников вошло 145 КФХ, т.е. 75% всех получателей – это фермеры. Сначала условия касались хозяйств, имеющих не менее 100 голов, а с 2022 года программой могут воспользоваться и организованные хозяйства, имеющие не менее 25 голов.

Следует отметить, что причины выбытия хозяйств в разных группах могут быть различными.

Для малоземельных хозяйств, это в первую очередь невозможность разрешить существующие проблемы с помощью профессионального консультанта, недоступность господдержки, невозможность увеличения земельных площадей и получения заемных средств, не налаженность каналов сбыта продукции, недостаток информации по эффективным технологиям хозяйствования. С другой стороны малоземельные КФХ сталкиваются с давлением со стороны проверяющих органов, необходимостью соответствия требованиям применимым для более крупного бизнеса, необходимостью ведения бухгалтерской и статистической отчетности и пр. Скажем так – стимулов оставаться в зоне предпринимательства для маленьких производителей – нет. А значит, это априори выход из зоны роста.

Явными стимулами здесь могут быть гарантированные для данной категории производителей субсидии на га, на кг произведенной и реализованной продукции, на литр или голову скота. Упрощенное налогообложение – патент, который распространяется на все виды деятельности и соизмерим с размером бизнеса. Это доступность льготных заемных ресурсов – специальные продуктовые линейки для совсем маленьких производителей через банки, фонды, микрофинансовые организации и кредитные кооперативы.

Если рассматривать коммерческие банки, как финансовые институты, которые могут быть нацелены на работу с мелким сектором, здесь важны стимулы со стороны самого Центрального банка - создавать более льготные условия в части платности за ресурсы по малым однородным ссудам. В противном случае коммерческие банки сложно заинтересовать стать институтами развития для мелких, но имеющих потенциал хозяйств. Кроме того, важно, чтобы со стороны региональных гарантийных организаций был решен вопрос предоставления гарантий или поручительств, которые позволяют для кредитующей организации снизить риски и решить вопрос отсутствия залогового обеспечения.

Ну и конечно, отсутствие административных барьеров и дополнительной административной нагрузки. Нужно вывести маленьких производителей из под затратных и невозможных для исполнения требований. Это касается, в том числе, значительной части ФГИС.

Серьезное консультирование в технологических вопросах, вопросах получения субсидий, займов и выходов на рынки сбыта, оказание содействия в юридических вопросах -эта работу важно серьезно выстроить, изучив эффективный опыт в регионах, где она налажена.

Для более крупных хозяйств приоритетными задачами становятся получение льготных кредитов, создания макроэкономических условий для доходного бизнеса, меры регулирования рынка. К примеру, вопрос, что важнее получать субсидии или отменить экспортные пошлины. Для малых хозяйств вопрос субсидий острейший. Для более крупных – важно соблюдение уровня цен обеспечивающих доходность.

Личные подсобные хозяйства – куда идем

Если мы говорим о динамике, структурных переходах в рамках одного класса крестьянских (фермерских) хозяйств, аналогичный расклад возможен в категории товарных личных подсобных хозяйств. Товарные ЛПХ граждан представленные 2,069 млн. хозяйств, также сильно неоднородны.

Первая группа – составляет порядка 73% или 1,5 млн. хозяйств, которые не демонстрируют потенциал роста, однако, могут быть вовлечены в совместную внутрихозяйственную деятельность и простимулированы определенным образом к увеличению объемов производства. С этой категорией нужно работать на местах, вовлекая в процесс интеграции или кооперации через инициативного предпринимателя.

Вторая группа – 290 тысяч ЛПХ или порядка 14% всех товарных ЛПХ. это товарные ЛПХ, имеющие от 3 до 10 га земли. Высока вероятность, что в данную категорию попали и выбывшие крестьянско-фермерские хозяйства. Однако, поскольку группа многочисленная, в нее входят и ЛПХ, демонстрирующие собственный рост, которые как раз, можно простимулировать перейти в семейные фермы. И здесь особую мотивационную составляющую играют грантовые программы поддержки предусматривающие социальный лифт.

Однако, даже если этого не произойдет – работа подворий является ценной сама по себе.

Третья группа ЛПХ 270 тысяч – 13% ЛПХ в среднем от 10 и выше га, имеющих порядка 12 голов КРС практически эквивалентна группе самых малых фермеров - это, по сути, маленькие семейные фермы, которые, скорее всего таковыми и были, но не имея преимуществ и без господдержки и кредитов ушли в тень-поскольку так легче выжить.

Для того, чтобы вернуть данную группу в предприниматели необходимо создать более сильную мотивацию предпринимательской деятельности, чем в предыдущих категориях, а именно снять все барьеры которые привели к такому решению и подготовить явные стимулы (говорили об этом при анализе выбытия из бизнеса мелких КФХ).

В любом случае сегмент мелких производителей, наделенный потенциалом роста, это 560 тысяч личных подсобных хозяйств, с которыми важно работать, помогать им встраиваться в процессы интеграции и кооперации, решать возникающие проблемы. Кроме того, к данной группе можно добавить 50 тысяч КФХ из первой группы. Итого, речь идет о 610 тысяч хозяйствующих субъектов.

Сколько активных предпринимателей может вырасти из товарных ЛПХ и сколько может вернуться в предпринимательство? На данный вопрос ответ покажет жизнь, которая отразит реакцию целевой группы на предпринимаемые меры и усилия со стороны государства.

Стимулы для интеграции

Механизмом, позволяющим мелким хозяйствам быть на плаву и оставаться в зоне доходности является реализация моделей эффективного хозяйственного взаимодействия, позволяющие создать определенный малый кластер и встроиться в рынок. Развитие кооперации – это отдельная тема. Поговорим об интеграции, она может быть разноуровневой: «ЛПХ –опорный фермер», «фермеры - более крупный фермер», «фермеры – СХО, переработчик» и т.д.
Стимулировать можно каждую модель через систему преференций. По сути, государственное регулирование и стимулирование может распространяться не только на самих производителей, но и на модели взаимодействия и объединения в совместной деятельности.
И сегодня такие меры разработаны – это меры по стимулированию хозяйствующих субъектов интегрировать ЛПХ и мелких фермеров при хранении и переработке сельхозпродукции, а также контрактации. И сейчас важно не только организовать информационно-разъяснительную работу, но и организовать своего рода «агитацию» местных домохозяйств и бизнеса, подыскать такого «опорного» фермера, предпринимателя и т.д., который сможет организовать вокруг себя мини кластер, ознакомиться и использовать имеющийся опыт, организовать обучение и внедрить определенные технологии.
В этой связи заслуживает внимания эксклюзивный опыт станицы Должанская Краснодарского края. Благодаря выделению земли в едином массиве 47 сельским семьям по 1 га, стало возможным организовывать совместную закупку саженцев и выращивание винограда при поддержке опорного фермера, получившего по программе грантовой поддержки технику, которая позволяет обрабатывать междурядья всем участникам проекта. Сегодня 47 семей имеют стабильный доход от реализации винограда и не помышляют о переезде в город. Данная модель взаимодействия и интеграции может стать бесценной и востребованной.

Запускаем сбыт

Конечно, для малых форм хозяйствования – фермеров и крестьянских подворий нужно создать облегченные возможности торговать своей продукцией – ярмарки, рынки, все места бесплатные, нестационарная торговля, выделение мест в удобной для населения локации. Что касается торговых сетей, то необходимо разработать систему, когда фермер или любой производитель может поставлять свою продукцию, минуя крупные оптово-распределительные центры, непосредственно в конкретные магазины сети. Продукция малых производителей может реализовываться через систему потребкооперации, через столы заказов – здесь любые каналы хороши, главное чтобы они были и работали.

Трансфер технологий и трансляция позитивного опыта

Безусловно, важнейшим этапом активизации мелкотоварных производителей является трансфер технологий и тиражирование позитивных практик. Возникает вопрос, чья это задача. Серьёзно заняться данным вопросом мог бы федеральный центр компетенций, направленный на анализ деятельности малоформатных бизнесов, разработку предложений, организацию трансфера эффективных технологий и позитивных практик.
На данный центр целесообразно возложить следующие задачи:
- аккумулирование и распространение информации об эффективных технологиях в сфере малого сельхозпроизводства и переработки;
- разработка и доведение до потенциальных пользователей типовых проектов малоформатного производства;
- создание специализированных программ обучения;
- разработка и реализация мероприятий по популяризации сельского предпринимательства через деятельность многопрофильных демонстрационных ферм;
- организация и проведение тематических площадок, семинаров, мастер-классов, демонстрационных экскурсий для сельского и городского населения;
- разработка и реализация программ повышения квалификации служащих сельских поселений и муниципальных районов в части передачи имеющегося эффективного опыта организации занятости и создания малых кластеров на селе.
Для реализации поставленных целей центр должен работать во взаимодействии и с региональными органами управления АПК, главами муниципальных районов и сельских поселений, существующими региональными центрами компетенции, центрами занятости и профильными союзами и ассоциациями.
Важнейшим направлением федерального центра компетенций могла бы также стать работа по созданию переселенческих программ «из города в село» и формирование спроса со стороны городского населения на жизнь и бизнес в сельской местности как возможность более полной реализации человеческого потенциала, причем в любом возрасте.
Однако и здесь во главу угла лежит обучение эффективным практикам и технологиям. Чтобы захотеть реализовать малый инвестиционный проект важно увидеть, как работает подобная экономическая модель и на какие ресурсы, в том числе государственные ее можно создать.

Уверена, что потенциал для продовольственного развития и насыщения внутреннего рынка собственными продуктами в России огромен.. А своевременные меры поддержки, качественная совместная работа профильных ведомств, науки, сельхозпроизводителей и общественных объединений помогут по-настоящему укрепить сельское хозяйство в нашей стране.

Вице-президент АККОР Башмачникова О.В.

Ссылка на публикацию:
https://fermer.ru/news/kak-zadeystvovat-potencial-malyh-form-hozyaystvov.